eleanor_pate (eleanor_pate) wrote,
eleanor_pate
eleanor_pate

Category:

Надевая пиджак...


Несмотря на то, что я стараюсь не смешивать работу и личное на просторах Интернета, все же решила сделать этот пост о своей преподавательской деятельности в США, чтобы подвести итоги важного рубежа в моей жизни, который вот-вот должен завершиться. По иронии судьбы, в Тэррент Каунти Колледже мне довелось проработать ровно три года, а теперь наступает пора проститься с ним (пока еще не ясно, временно или бесповоротно). Психологи утверждают, что дольше трех лет нельзя задерживаться на одном и том же рабочем месте. Дальше, если не предвидится карьерного роста, наступает застой, и трудовая деятельность не приносит радости и удовлетворения. Может быть, для многих профессий это утверждение верно, но только не для профессии преподавателя. Каждый день, проведенный на работе, приносит мне удовлетворение и невероятную эмоциональную отдачу. Напрасно многие полагают, что преподаватель твердит своим студентам изо дня одно и тоже. Только очень плохой специалист в своем деле поступает так. А мои лекции и практические занятия всегда зависят от студентов, с которыми я буду проводить ux. Любая тема на свете неисчерпаема, и в рамках одной темы каждый раз мы говорим о совершенно разных вещах. Заходя в аудиторию к новой группе, с которой прежде я не встречалась, никогда не знаю наперед, чем начнется и чем закончится наш диалог, куда он нас заведет от главной темы разговора (честное слово, только роботы или те, кто читает лекции по бумажке, никогда не отклоняются в сторону даже на полградуса, а для меня диалог это - маятник с постоянной амплитудой колебаний). Все мои студенты очень разные, и за это я люблю свою работу. Здесь я имею в виду не просто разный уровень знаний, а разный возраст, разную культурно-социальную среду, разный багаж опыта, с которым все мы путешествуем по жизни. К счастью для своей профессии, я всегда отличалась любознательностью - меня притягивали люди из других стран, которых я не только учила, но у которых и училась сама, узнавала об обычаях и традициях разных народов мира. С детства я мечтала объездить мир, побывать в самых экзотических местах и соприкоснуться с самыми уникальными этносами. В штатах моя мечта сбылась. Это государство объединенных наций. 3десь не нужно путешествовать далеко - достаточно приехать на работу и зайти в аудиторию. Путешествие начинается прямо за порогом. Это мой первый выпуск, лето 2012 года. Посмотрите на эти лица. Все они такие разные, непохожие друг на друга, но мне так радостно думать о том, что в нашем кампусе стираются все предрассудки и стереотипы, и на пути к познанию люди закрывают глаза на различия.

Первых своих студентов я буду помнить всегда, и они тоже будут меня помнить, потому что для многих из них я стала пусть не первым преподавателем, но первым наставником. И сейчас, три года спустя, увидев меня в магазине или в офисе, они с радостным воплем бросаются ко мне в объятия. Это волнительно и приятно, но в то же время накладывает ответственность: неудобно отправиться в магазин за хлебом непричесанной или одетой в домашнее - ведь за три года работы столько студентов прошло через через мою жизнь, что я давно уже сбилась со счета и перестала запоминать их имена, а они меня помнят и узнают, и искренне радуются встрече. Многие рассказывают о том, что обучение в колледже под моим руководством помогло им лучше устроиться в жизни, найти востребованную работу или продолжить высшее образование в более престижном учреждении. Иногда я занята, опаздываю, но не могу оборвать их на полуслове, видя их желание поделиться со мной частичкой своей жизни, как раньше, когда они еще были моими студентами. Мы праздновали дни рождения, обменивались кулинарными традициями разных стран, устраивая небольшую вечеринку в конце учебного года, на которую каждый приносил национальное блюдo своей страны.

Я тоже приносила - и салат "оливье", и фаршированные блинчики, как вот на этом фото с моими студентами-экологами из Китая. Китаянкам русские фаршированные блины очень понравились.

Однако, чтобы у вас, дорогие друзья и читатели, не создалось впечатления, что на занятиях мы только и делаем, что социализируемся и празднуем, замечу, что за три года работы я создала три авторских курса (последний не успеваю запатентовать до отъезда), была руководителем курсовых работ и научных студенческих работ, одна из которых (коллективная статья по вопросу преодоления вирусами межвидовых барьеров) заняла третье место на международной конференции. Это, конечно, заслуга моих студентов, а не моя, но кто-то должен был помогать их и направлять их. Я очень горжусь своими студентами и тем, что помогаю им раскрывать свои способности и возможности.

А это я и мои "лингвистические" формулы, вошедшие в авторское методическое пособие.

Каждый день начинается с такой "авоськой", которую я качу по кампусу, как стюардесса перед рейсом. Это маленький чемодан на колесиках, в котором и студенты, и преподаватели переносят свои книги и методические пособия из одной аудитории в другую. Кампус огромный, а книжки очень тяжелые.
Написать о каждом студенте в блоге у меня не получится, поэтому выберу только некоторых "любимчиков". Это мои лучшие студенты из Непала, Говинд и Рамеш. Оба - будущие доктора, оба разными рейсами и в разное время прилетели из одной и той же страны, чтобы познакомиться в нашем корпусе. Поначалу они ссорились и задирали друг друга, а потом подружились так, что стали друг другу братьями. Говинд, молодой человек в очках, сейчас вернулся в свою страну с дипломом доктора. Во многих странах за рубежом используют американское медицинское оборудование, поэтому студенты едут учиться сразу на новом, а не на старом оборудовании, которое в развивающихся странах, конечно же, не по карману вузам.

А эти дамы из Ирака, которые выглядят довольно традиционно, между тем - будущие программисты. Не каждому мужчине по зубам такая специальность:)

Дама в синем - Мира из Македонии. Вместе с мужем она открыла престижный ресторан в старом центре, где сама и готовит блюда и обслуживает клиентов. В колледж она пришла на курсы английского языка, чтобы бизнес продвигался лучше, а еще и для того, чтобы иметь возможность помогать своим детям со школьными заданиями.

Но не все студенты оказываются такими положительными и идеальными. Бывают и очень сложные случаи. Одним из таких сложных случаев был Исса, кажется, из республики Конго. Поначалу он шокировал не только меня, но и своих однокурсников своими манерами и откровенно девиантным поведением. Как-то раз, идя на занятие, я обнаружила Иссу лежащим плашмя на скамейке в кампусе с запрокинутой головой и закрытыми глазами. Зная, что он диабетик, я испугалась и готова была оказать ему первую помощь, но оказалось, что мой студент просто прилег вздремнуть посреди кампуса в ожидании занятий. На курсе Исса был самым старшим и самым отстающим. Он хорошо и грамотно мог говорить о своем предмете, но не мог так же хорошо читать и писать, постоянно заикался, и ни у кого поначалу не хватало терпение, пока Исса прочитает до конца одно предложение. Когда я спрашивала его на практических занятиях, вся группа тяжело вздыхала, предвидя для себя потерю времени. Но и это было не главной его проблемой. Первое время каждый раз, заходя в аудиторию, я делала над собой усилие, борясь со страхом перед этим человеком и пряча его так глубоко в своей душе, откуда ни он, ни другие мои студенты не могли его обнаружить. Каждый раз я была готова к неприятностям и резким выпадам с его стороны. Исса, живя в штатах, ненавидел американцев, западную культуру и в особенности западных женщин, которых он откровенно называл проститутками в их же присутствии на занятии. Всех он молча ненавидел, и со стороны других студентов чувство было взаимным. В силу недавних событий и вооруженной перестрелки в северо-западном кампусе (я работаю в южном) в голове даже крутились мысли о том, что в один прекрасный день он придет на занятие и всех нас перестреляет. Студенты дали ему прозвище "террорист", хотя сам он по иронии судьбы носил имя Иисуса (арабский вариант). Каждое занятие проходило на грани международного конфликта, и мне с трудом удавалось переключать студентов от личной неприязни к объекту нашей работы. Где-to на третьем практикуме я, насмотревшись на его выходки, решила, что дальше так продолжаться не может. Об этом я написала отчет начальнице в надежде, что ему предложат какую-то консультацию психолога (у нас в кампусе есть психолог), но вместо этого начальница назвала этого человека опасным для общества и предложила его исключить из колледжа. Я же понимала, что "террористом" человек становится не сам по себе. Обычно отменные террористы выходят из отчаявшихся людей, которые пережили много несправедливости и были отвергнуты обществом. Он ненавидел нас, и исключение только бы укрепило его ненависть и ничуть не помогло решению проблемы. Разве что перестреляли бы не нас, а кого-то другого, но о нас в память. Подписав бумагу о том, что понимаю и принимаю ответственность, я продолжила работать с Иссой. Отпустив остальных пораньше, я осталась с ним наедине и попыталась выяснит причины его неприятного и опасного для окружающих поведения. Поначалу он не шел на откровенность, поэтому говорила я, о том, что в каждой стране, в рамках каждого этноса, есть сильные и слабые стороны в целом, но здесь мы имеем дело не с целым, а с отдельно взятыми людьми, которые не несут ответственности за войны, всеобщую несправедливость обещанный нам уже много раз надвигающийся конец света. Много о чем говорила. И вот этот огромный чернокожий мужчина, который ударом одной руки легко бы расправился с любым из своих "врагов", со слезами на глазах стал рассказывать историю своей жизни. То, что он рассказывал, было страшно. Война в его стране, унеся тысячи жизней, не обошла стороной и его дом. Его семья сгорела заживо на его глазах, когда он был еще подростком. Потом во время перестрелки погиб его первенец. Сам Исса был тогда же ранен в ногу, и с тех пор он ходит, прихрамывая и опираясь на трость. От переживаний на нервной почве он заболел диабетом. От войны он со своей новой семьей (женой по имени Села и многочисленными детьми) переехал в штаты, которые предоставляли убежище военным беженцам, чтобы хоть этих людей уберечь. Сам он не хотел покидать родную страну, но кто-то должен был позаботиться о жене и детях. В штаты он приехал, не зная языка, не умея выразить мыслей. Он не понимал других, а другие не понимали его. На этих, других, он решил обрушить все свое горе, всю свою боль, которая давно копилась в душе, не находя выхода. Язык он постепенно выучил на уровне, необходимом для выживания, а неприязнь осталась. Американские женщины, которые носят короткие юбки или брюки, которые курят, как мужчины, пьют, как мужчины и работают, как мужчины, вызывали в нем особое раздражение. Мучило его и то, что в штатах люди, испорченные удобствами цивилизации, не знают голода и нужды, ведут сытую и праздную жизнь и разговоры о политике, в которой не понимают, в то время, как его народ голодает и бедствует. В общем, непростым был этот разговор. Но, наверное, многие террористы, может быть, даже те, которые 11 сентября направили самолет на башни-близнецы, руководствовались вот такими соображениями. Моей же задачей было убедить его в том, что на свете много плохих людей, но много и людей хороших, которые не в ответе за плохих, а культурные различия не повод для разногласий, когда всех нас объединяет одна общая цель - когнитивный процесс, познание. "Посмотри внимательно вокруг себя, и ты обнаружишь много хороших людей, которые напуганы твоим поведением, но они не знают тебя, а ты не знаешь их. Узнай их поближе и дай им шанс узнать тебя, а тогда уже можешь судить их, когда у тебя будут факты и знания о каждом из них!" - говорила я. Исса по средам всегда опаздывал на занятия, т.к. он в этот день поздно работал (водителем грузовика). В одну такую среду, когда собрались все, роме Иссы, я выделила время на то, чтобы рассказать им вкратце его историю. После этого студенты, которые готовы были его возненавидеть, прониклись к нему жалостью и сочувствием. Я попросила их быть с ним терпеливыми и доказать ему, что у него нет причины для личной неприязни. После этого студенты (они не дети, а все-таки взрослые понимающие люди) игнорировали его нападки в свой адрес и были с ним очень вежливы. Когда у Иссы на занятии возникали проблемы, я просила наиболее "сильных" студентов ему помочь с домашней работой или проконсультировать на перемене, тем самым помогая преодолеть сложившийся барьер. А когда мы узнали, что у Иссы приближается день рождения, то все вместе сошлись на том, что его обязательно отметим. Я испекла маффины с сукралозой из диетического микса для диабетиков, а Анна, студентка из Бразилии, вызвалась принести напитки. В конце занятия я вызвала Исссу к доске, но место того, чтобы дать задание, усадила его на свой стул, и все вместе мы спели для него песенку, а потом разделили маффины. Он был очень тронут. Вот это фото. Здесь он совершенно довольный и добрейший человек, но, уверяю вас, вы не видели его в гневе.


С тех пор у нас с ним не было никаких проблем, и у других преподавателей, к которым он попал после меня, проблем не было тоже. Я предупреждала коллег, но все они не замечали никакого ассоциального поведения Иссы. Знаю, что, закончив мой курс, летом Исса с женой приходили к начальнице, чтобы поблагодарить ее за положительный опыт обучения в колледже. Положительным этот опыт был и для меня. Надо отметить, что случай с Иссой был не единственным в моей практике, но всегда как-то удавалось решать дело миром. Мир - это самое важное на Земле.
В заключение напишу, что все эти три года студенты были непосредственной частью моей жизни: я переживала и радовалась вместе с ними, помогала им решать проблемы, оформлять документы, составлять резюме. А кто им еще поможет, если не преподаватель, человек, которому они верят и которого они уважают? Больше им и пойти не к кому, если они оказались одни в чужой стране. Я знаю, что такое оказаться одному в чужой стране, и никому не отказывала в помощи. Все они чутко отзывались на доброту, мило и трогательно благодарили, дарили подарочки (у меня в шкафу где-тo лежат три шарфа ручной вязки, индийское сари и даже хиджаб). Хоть самым старшим из них было под шестьдесят, для меня все они были, как дети со своими проблемами и хлопотами (своих детей у меня нет) - tabula rasa, "чистая доска", которой нужна умелая и мудрая направляющая рука. Я не помню их имен, но помню их лица. И буду долго вспоминать их, и скучать по ним. Встречались мне и благодарные студенты, и сложные, но не встретилось ни одного плохого и ни одного тупого за это время. Я не понимаю, как некоторые коллеги жалуются постоянно на плохих и тупых студентов. Плохо подготовленные студенты бывают и очень часто - потому что кто-то другой недодал им знаний, и тогда приходится работать, что называется, и за себя, и за того парня. Но тупых студентов у меня не было. Может быть, повезло. А может быть, просто коллегам жаль своего времени на то, чтобы k каждому подбирать свой ключик. Но без ключа невозможно открыть дверь к знанию. Лучше тогда работать в лаборатории, заниматься чистой наукой или чем-то другим, но, чтобы учить людей и делать это хорошо, нужна целая мастерская взломщика:) Я стараюсь не забывать об этом, надевая пиджак.
Tags: college, eleanor pate, students, teachers
Subscribe

  • Клубничной тропой счастья

    Если никто не берет нас на полевые, то мы едем на поле сами - на клубничное поле в Майске. Не страшно, что с утра мелкой жемчужной взвесью…

  • Улыбка ирисов

    Обычное июньское утро в Сибири начинается в четыре часа утра. Надо бы спать, но солнечные лучи протискиваются в комнату между краями штор и золотят…

  • Борус

    Здесь воздух пахнет святостью, как в храме, И дышит зимней свежестью простор. Отполирован древними ветрами Суровый профиль неприступных гор.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Клубничной тропой счастья

    Если никто не берет нас на полевые, то мы едем на поле сами - на клубничное поле в Майске. Не страшно, что с утра мелкой жемчужной взвесью…

  • Улыбка ирисов

    Обычное июньское утро в Сибири начинается в четыре часа утра. Надо бы спать, но солнечные лучи протискиваются в комнату между краями штор и золотят…

  • Борус

    Здесь воздух пахнет святостью, как в храме, И дышит зимней свежестью простор. Отполирован древними ветрами Суровый профиль неприступных гор.…